Опубликовано: ГП 08-2020
Осси из Карл-Маркс-Штадта (Часть 2)

Фургон Barkas B1000

Андрей Михайлов, фото автора

В Россию – на «Баркасе»

Главенствующим различием экономик восточной и западной частей Германии были разные возможности доступа на внешние рынки. Если продукция западногерманских автопроизводителей активно продавалась по всему миру и несла деньги в экономику ФРГ сторицей, то автомобили из ГДР редко покидали пределы «Остблока».

Виной всему был острый дефицит автотранспорта в самой Восточной Германии: даже за «Трабантом», самым дешёвым автомобилем соцлагеря, в ГДР стояли 3–4-летние очереди при записи по месту работы. А в Венгрии (где треть сельского хозяйства находилась в частной собственности) «Траби» можно было купить через год.

Со временем ресурсов местной автопромышленности перестало хватать даже на покрытие внутренней потребности в любых автомобилях, в том числе развозных грузовичках. Поставки «Баркасов» даже в страны Варшавского договора не носили массового характера. Хоть машину эпизодически и экспортировали в Албанию, Египет, Болгарию и Венгрию, но подавляющее большинство выпущенных «Баркасов» осталось на родине, в ГДР.

Рычаг коробки передач, подобно РАФу, растёт из-за спины водителя
Педальный узел

Вплоть до перестроечных времён купить микроавтобус или фургон можно было лишь сложными схемами, например, вступив в какую-нибудь артель. Но в ГДР на этот счёт были свои послабления: компактный «Баркас» был доступен для покупки в частное пользование… но в качестве машины, списанной с работы в организации. Подержанный «Баркас» разрешалось выкупить многодетной семье или семье с инвалидом-колясочником. Это было каким-никаким подспорьем в условиях острого дефицита автомобилей, царившего в ГДР.

В Советский Союз массовые поставки «Баркасов» не осуществлялись, и эти машины попали к нам уже после воссоединения Германии и исчезновения ГДР.

Из-за компактности моторного отсека, некоторые бачки для технических жидкостей размещены в ногах переднего пассажира

На изломе истории немодные «Баркасы» и «ватрушки» (производное от «Вартбург») стали стоить сущие копейки. Получив возможность приобрести западногерманские автомобили, восточные немцы-осси начали отдавать некогда дефицитные «Трабанты», «Вартбурги» и «Баркасы» за смешные деньги, а часто просто даром. Нередко «Баркасы» передавались самым разным организациям на территории бывшего СССР как гуманитарная помощь от воссоединённой Германии – в первую очередь это было характерно для Белоруссии и Прибалтики.

В нашу страну «Баркасы» попадали, как правило, вместе с военнослужащими выводимой в ту пору Западной группы войск (бывшая ГСВГ, Группа советских войск в Германии). Для них была доступна возможность льготной растаможки одной иномарки, ввозимой по возвращению на родину. Как правило, «Баркасы» приобретались офицерами ЗГВ только с одной целью – дабы эвакуировать из Германии личные вещи, и уже с оказией реализовать «льготную» машину в странах СНГ. Иногда дешёвые машины из ГДР наши соотечественники покупали по совсем комичным мотивам, например, ради хорошей кассетной магнитолы.

Ограничители хода дверей – в том числе достаточно необычного вида Ограничители хода дверей – в том числе достаточно необычного вида

Как автомобиль для большой семьи Barkas стал для наших соотечественников настоящим открытием. Компактный, универсальный, вместительный и до примитивизма простой, он стал, по сути, первым реально доступным в нашей стране легковым минивэном. Нередко эти машины на долгие годы задерживались в семьях бывших офицеров ЗГВ: «Баркасы» в русской жизни показали себя машинами надёжными, долговечными и беспроблемными.

А вот как коммерческий автомобиль архаичный «Баркас» широкого применения в нашей стране не получил. Редкий коммерсант был готов морочить себе голову с нюансами эксплуатации двухтактника, да и другие доступные на тот момент LCV из соцлагеря как советские УАЗ, ЕрАЗ и RAF, так и польские Zuk и Nysa – для работы были куда проще и эффективнее. Впрочем, известны и исключения из этого правила: например, один крупный подмосковный автоперевозчик начинал свой бизнес как раз с эксплуатации нескольких «Баркасов» в качестве… маршрутных такси.

В пассажирском салоне комби-фургона – пять пассажирских мест, 3+2 vis-a-vis

В наши дни не так просто найти в продаже сколь-нибудь живой Barkas, а ещё сложнее раздобыть его с оригинальным двухтактным мотором. Дело в том, что после закрытия автозаводов, оставшихся от ГДР, в объединённой Германии закономерно ликвидировались и все смежные производства – в том числе и выпускавшие запасные части для этих машин. Проблему дефицита запчастей на автомобили ГДР решали только разбором менее счастливых образцов, хотя на немецких барахолках нет-нет да встречаются бесценные артефакты, сохранённые запасливыми стариками в гаражах впрок. Стоят иные из них, правда, намного дороже деталей на современный немецкий автомобиль.

Комбинация приборов Чего не ожидаешь увидеть, так это тахометра Пульт управления микроклиматом – в том числе автономной «печкой»

В деле

Наш герой как и тысячи его собратьев попал в Россию девяностых вместе с семьёй офицера Западной группы войск. Первую российскую жизнь «Баркас», выпущенный во второй половине 1970-х, провёл в Рязанской области. Около 10 лет назад «Осси» перебрался в Москву, в коллекцию к одному из крупнейших специалистов по автомобилям соцлагеря в столице. В мастерской нового владельца на базе Тушинского машиностроительного завода машина прошла полный комплекс восстановительных работ. Ныне восстановленный Barkas служит не только ретро-экспонатом, выезжая на мероприятия и выставки, но и изредка трудится вместительным семейным автомобилем в тёплый сезон.

По счастью на машине после всех поворотов судьбы уцелел оригинальный «двухтактник», потому она и ценна как коллекционный экспонат. Вживую «Баркас» издаваемыми звуками напоминает скорее старый советский мотоцикл, чем автомобиль. Он издаёт не мерный гул, а характерный для таких моторов стрёкот с отсечкой в конце второго такта. Но в отличие от «Трабанта», где двухтактный мотор выполнен ещё и с воздушным охлаждением, в «Баркасе» звуковое сопровождение ощутимо тише – здесь охлаждение водяное.

Вид на двигатель снизу, из-под переднего бампера

Из XXI века кажется, что B1000 – машина маломощная и отсталая даже для своей эпохи, но это впечатление иллюзорно. Даже в 1980-е годы западный Volkswagen предлагал вариант модели Transporter 3-го поколения для жадных: с «воздушником» на 34 лошадиных силы от прежней модели Т2, корнями восходящий к «Жуку». На ходу «Баркас», благодаря торсионной подвеске обеих осей, немного напоминает «Запорожец», развёрнутый задом наперёд. Он обладает вполне мягким ходом и неплохой прытью. Конечно, маленький фургон – не гоночный автомобиль, но сил литрового двухтактника достаточно, чтобы корма порожнего «Баркаса» немного присаживалась на старте.

Сам мотор как у РАФа или ульяновской «буханки» скрывается под кофром между водителем и передним пассажиром, но так как в нём всего три цилиндра и литр объёма, кофр мотоотсека отнимает значительно меньше пространства. Ещё одна забавная компоновочная деталь: как и у родственного «Вартбурга», радиатор здесь стоит за мотором, а не перед ним.

Вид на несущее основание кузова и выпускной тракт

Рычаг переключения скоростей, как и у советского РАФа, «растёт» из-за спины водителя, но работать с ним ощутимо удобнее. Эта машина в принципе наполнена противоречиями, но её отличает продуманность даже в мелочах – качество, присущее немецким автомобилям любых эпох и режимов.

Для перевозки каких-либо грузов «Баркас» – это машина-противоречие. С одной стороны, благодаря новаторской компоновке он обладает удобным грузовым отсеком с низким, ровным полом и широкими дверными проёмами. С другой же – в силу малой высоты кузова использовать его для перевозки большого количества груза, например, раскидывая товар между торговыми точками, будет затруднительно. В объёме грузового отсека он и уступал всем аналогам из соцлагеря – «буханке» УАЗ, ЕрАЗу, «Нысе» и «Жуку». Впрочем, эта машина и относится к чуть меньшей «весовой категории», и предназначена немного для других задач. Да и заморочки с бензомасляной смесью отталкивали от «Баркаса» вторичных потребителей в постсоветских странах – все аналоги так или иначе обладали более привычными моторами, не требующими экзерсисов с канистрами наперевес.

Торсионная независимая подвеска задней оси

В силу нехватки деталей на экзотический двухтактник, а также нежелания связываться со всеми сопутствующими ему проблемами, нередки были случаи конверсий «Баркасов» на другие агрегаты – привычные нам 4-тактные, от самых разных отечественных автомобилей. В первую очередь для таких конверсий использовали моторы «Жигулей» и «Москвичей»: благо, по энерговооружённости они были вполне сопоставимы с оригиналом, а в плане доступности запчастей и простоты эксплуатации значительно его превосходили. Кулибины побогаче кустарно внедряли в «Баркасы» моторы Volkswagen, подобно поздней заводской версии, получая на выходе простую, универсальную и надёжную машину. Но как коллекционный экспонат автомобиль, переживший пересадку «чужого сердца», ощутимо теряет в ценности, а надёжнее всего в любой машине всё равно будет работать то, что предусмотрено заводом-изготовителем.

Торсионная независимая подвеска передней оси
Техническая характеристика автомобиля Barkas B1000
Колёсная формула 4х2
Число пассажирских мест 7
Снаряжённая/ полная масса, кг 1765/ 2400
Радиус поворота, м 6,0
Двигатель:
  • рабочий объём, cм3
  • мощность, л.с.
  • крутящий момент, Н·м
AWE-353, карбюраторный, I-3, 2-тактный
992
45
170 при 2000 мин-1
Коробка передач
  • количество ступеней вперед/ назад
Механическая
4/1
Подвеска спереди Независимая торсионная с продольными рычагами
Подвеска сзади Независимая торсионная
Тормозная система Гидравлическая, одноконтурная
Вместимость топливного бака, л 70
Максимальная скорость, км/ч 100

В новой Германии

В воссоединившейся Германии места архаичным машинам из соцлагеря уже не было. Восточногерманские заводы, как и в других соцстранах, выпускали безнадёжно устаревшие конструкции, значительно отставшие от мировых стандартов, да и делали они их с высокой долей недешёвого ручного труда. Брошенные в рыночные условия, будто в бурную горную реку, автозаводы социалистической Германии один за другим отбывали в прошлое: их продукция оказалась совершенно невостребованной в ФРГ. Из всех существовавших в ГДР автопроизводителей смог выжить только Multicar, который по-прежнему выпускает свои уникальные мини-грузовики в Тюрингии.

Пик производства автомобилей на Barkas-Werke пришёлся на 1974 год, когда было собрано 8176 B1000. Всего с 1961 по 1991 год было построено 175 740 автомобилей Barkas B1000 с 2-тактным мотором и 1961 модернизированный Barkas B1000-1s с 4-тактником Volkswagen.

Barkas B1000 в исполнении шасси с фургоном-автозаком из собрания мемориального музея Министерства госбезопасности ГДР (Штази) в Берлине. Интересно, что кузов отапливался такой же бензиновой «автономкой», как и на пассажирских микроавтобусах

У «Баркаса» ещё был последний шанс на выживание – в эмиграции. Существовали прожекты разной степени безумности по возобновлению их выпуска в бывшем СССР. Всерьёз обсуждался вариант переноса производственной линии из Германии в Узбекистан. Дальше продвинулись хозяева петербургского Кировского завода, которые намеревались возобновить выпуск «Баркасов» в Сосновом Бору Ленинградской области. Немцы даже были готовы передать оборудование «безвозмездно, то есть даром» – от русских инвесторов требовалось оплатить лишь демонтаж и транспортировку производственной линии. Но и этот прожект на каком-то этапе пошёл не той дорогой, и сорвался. В итоге невостребованную оснастку с Barkas-Werke в 1994-м пустили на слом в Германии.

Barkas так и остался «маркой одной модели»: никакого продолжения этой истории не последовало. В наши дни на месте бывшего Barkas-Werke в Хемнице действует моторный завод Volkswagen, выпускающий силовые агрегаты для глобальной продукции концерна. А во Франкенберге работает небольшой музей истории «Баркаса». Сама же восточногерманская марка уже четверть века окончательно принадлежит истории – той самой, которую сначала опередила, а потом, в которую опоздала уйти.

Комментировать ... >>
СКАЧАЙ КАЛЕНДАРЬ