Опубликовано: ГП 12-2019
Пожарный «Руссо-Балт» (Часть 2)

«Руссо-Балт D 24/40 HP» из рижского Моторного музея

Станислав Кирилец, Владислав Малофеев
Фотографии из дореволюционной российской прессы, Antīko automobiļu klubs, архивов Л.М. Шугурова, Андриса Биедриньша (Andris Biedriņš), Гунарса Дортанса (Gunārs Dortāns) и авторов

История обретения пожарного «Руссо-Балта» неразрывно связана с возникновением движения энтузиастов автомобильной старины в СССР и с основанием Клуба античных автомобилей (Antīko automobiļu klubs – AAK) в Риге.

Когда-то у нас в документах на автомобили часто писали: «Иномарка, год выпуска не установлен». Трофейные машины везли в страну эшелонами. Со временем эти некогда шикарные «Майбахи», «Хорьхи», «Мерседесы» стали выходить из строя, и, учитывая отсутствие запчастей, безжалостно сдавались в утиль. В 1960-е годы некоторые неравнодушные люди поняли, что страна безвозвратно теряет целый пласт технической истории. Наконец в 1966 году в Москве состоялся первый показ старых автомобилей, которые сегодня принято называть «олдтаймерами». Конечно, культура реставрации в СССР в то время была очень низкой, не мудрено: не было запасных частей и возможности официально заказать изготовление или ремонт какого-либо узла, отсутствовала специальная техническая литература. На безрадостном фоне такого всеобщего «технического бескультурья» в 1972 году в Риге был создан Клуб античных автомобилей, участники которого сразу же относительно высоко подняли уровень реставрации, занялись организацией и проведением слётов и ралли.

Капот и крылья, найденные в Рауне. Слева направо: девушка-корреспондент Гостелерадио Латвийской ССР, Карлис Эшманис, Гунарс Дортанс, Хардийс Томасс, Викторс Кулбергс – основатель и председатель ААК, Элмарс Жвигулис. Июнь 1976 г.

Найти «Руссо-Балт»!

Всем, кто увлекается историей отечественных автомобилей, хорошо знакома книга известного историка Льва Михайловича Шугурова «Погоня за Руссо-Балтом». На страницах этого издания, среди прочих интересных событий, описывается и то, как в Риге был найден тот самый пожарный автомобиль производства Русско-Балтийского вагонного завода. Казалось бы, что ещё там осталось неясного и что нового можно рассказать о тех событиях? Оказалось, что можно и даже нужно, поскольку Лев Михайлович, похоже, сам сомневался в аутентичности находки и, как говорится, «основательно путался в показаниях».

Гунарс Дортанс – главный реставратор Рижского моторного музея

Поведал эту историю непосредственный участник тех уже далёких событий, член Клуба античных автомобилей с 1972 года Гунарс Дортанс, ныне главный реставратор Рижского моторного музея.

«В июне 1976 года энтузиасты ААК организовали ралли «Валмиера-76», на котором присутствовали все члены клуба, в том числе и я, тогда ещё студент Рижского «политеха». В один из дней ко мне и Хардийсу Томассу, работнику завода «Лайма» подошёл житель городка Рауна, что в тридцати километрах от Валмиеры, и огорошил известием: у него в гараже с 1924 года хранится разобранный «Руссо-Балт»! Мечта найти такой автомобиль постоянно владела умами членов клуба. И вот, похоже, она сбылась! Нашей радости не было предела! Мы быстро собрались, залезли в кузов грузовика ЗИС-11, принадлежавшего клубу и использовавшемуся по своему прямому назначению, и покатили в Рауну. Кстати, ЗИС-11 сам по себе довольно редкий автомобиль, но частично укомплектованный «неродными» узлами, позднее мы его обменяли у Рижской киностудии на ЗИС-5 в идеальном состоянии.

В Рауне, в гараже Яна Яновича Межпапанса нашлось много чего интересного. Во-первых, рама и колёса мотоцикла (моторного велосипеда) производства Фабрики велосипедов и автомобилей «Россия» Александр Лейтнер и К°» (в дальнейшем этот ценный экземпляр был полностью отреставрирован). Во-вторых, и это самое главное – части от автомобиля пока неизвестной нам марки. Затем, уже аккуратно всё перебирая, мы обратили внимание на кронштейны с прекрасно узнаваемым гербом – Российским двуглавым орлом, при этом заметили, что большая корона, скипетр и держава были уже кем-то аккуратно срублены. Все сомнения исчезли, мы нашли «Руссо-Балт»!

Итак, что же конкретно мы увидели? Рама автомобиля была разобрана, поперечины отделены от лонжеронов, которые были разрезаны спереди и сзади и забетонированы, послужив опорами для мачты телевизионной антенны. Хозяин жаловался, что испортил много ножовочных полотен, когда пилил металл, такова была прочность сплава, из которого изготовлены детали рамы! Рессоры и балка переднего моста хорошо сохранились, задний мост был «чужой» – фирмы «Берлие». Историк Эдвинс Лиепиньш выдвинул необоснованную версию, что РБВЗ мог использовать отдельные узлы «Берлие» для комплектации своих автомобилей. Коробка передач была четырёхскоростной (четыре скорости вперёд, одна – назад), корпус изготовлен из алюминиевого сплава. Фирменной крышки с орлом не было. На корпусе коробки мы обнаружили номер 408 или 405 – сейчас уже трудно вспомнить. Радиатор в целом был в удовлетворительном состоянии, за исключением верхней части. Двигатель четырёхцилиндровый неизвестной марки с клапанами, расположенными слева. Рулевой редуктор, рулевые тяги, бензобак и колёсные ободья – в достаточно хорошем состоянии. В наличии имелись крылья и капот. Специального пожарного оборудования не нашлось.

Разгрузка найденных деталей из кузова ЗИС-11 у члена ААК Виестурса Клинтса в городе Цесисе. Слева – Инесе Эните, активный член ААК, специалист по окраске завода РАФ. Справа – Карлис Эшманис, член ААК с 1972 г.
Один из кронштейнов переднего щитка. Имперская символика «скорректирована» в духе 1920-х годов – срублены большая корона, скипетр и держава

На некоторых деталях сохранились остатки тёмно-красной краски. Всё это «богатство» мы сложили в наш ЗИС и увезли на реставрацию. Позднее мы забрали и лонжероны – пришлось выдалбливать их из бетона.

В восстановлении машины приняли участие Элмарс Жвигулис – один из основателей ААК, реставрационные работы; Алдис Ауниньш – слесарные и ювелирные работы; Янис Стрелис – слесарные работы; Харийс Осис – слесарные работы, и многие-многие другие члены ААК.

В процессе реставрации наши специалисты ориентировались на единственную имевшуюся в нашем распоряжении фотографию пожарного автомобиля, напечатанную в каталоге IV Международной автомобильной выставки, проходившей в Санкт-Петербурге в 1913 году. Некоторые детали пришлось изготовить заново. Например, капот, который мы нашли, был без вентиляционных отверстий – лувров, а на фотографии они отчётливо видны. Крылья, очень похожие на «родные руссо-балтовские», но не соответствующие оригиналам с фотографии, оставили, однако их пришлось надрезать и подогнать к раме. Верхнюю часть радиатора отремонтировали и припаяли заливную горловину, изготовленную по нашим же эскизам, к пробке прикрутили непохожую на оригинал фигурку орла, а спереди укрепили самодельную надпись «Русско-Балтiйскiй». Сварили куски рамы, собрали и закрепили поперечины, установили рессоры и мосты. Поворотные кулаки передних колёс подобрали из подходящих и подогнали по месту. На колёса поставили имевшиеся в нашем распоряжении шины размером 6,50-20 от ГАЗ-АА. Изготовили все деревянные части, отшлифовали и покрыли лаком. Автомобиль заблистал!

«Руссо-Балт» в Рижском музее пожарной техники. 1978 г.

В 1978 году наш пожарный «Руссо-Балт» впервые был представлен публике и произвёл самый настоящий фурор! Несколько лет он хранился в Рижском музее пожарной техники. В 1985 году в Риге открылся центр технического творчества, выставок и отдыха «Межциемс», где годом позже был заложен фундамент здания будущего автомобильного музея. Встал вопрос о передаче «Руссо-Балта», но пожарные не захотели отдать экспонат! Они уже считали его своим.

И всё же после споров и раздоров «Руссо-Балт» занял своё законное почётное место в Рижском моторном музее. Позднее мы заменили колёса на изготовленные по заказу, установили новые шины, напоминающие по цвету «родные» фирмы «Проводник», но с другим протектором, и закрепили на пробку радиатора новую, уже похожую на оригинал фигурку орла.

Сегодня экспонат является жемчужиной коллекции музея и радует глаз посетителей – гостей со всего света».

Пожарный «Руссо-Балт» после реставрации. Слева направо: Элмарс Жвигулис, Викторс Кулбергс, Алдис Ауниньш, Янис Стрелис, Харийс Осис

Историко-техническое исследование экспоната Рижского моторного музея

По сей день бытует мнение, что в Риге находится «реплика, собранная из непонятных узлов и деталей». «Всезнающая» Википедия даёт такую информацию: «Построенная в городе Рига реплика пожарной машины собрана из немногих остатков «Руссо-Балта». Оригинальные там фрагменты кабины, часть рамы, радиатор, коробка переключения передач. Разрезанная стальная рама много лет служила опорой для телевизионной антенны. Всё остальное было сделано заново». Служащие автомобильного отдела Политехнического музея во время проведения лекций в 2000-х так отзывались об экспонате рижских коллег: «Тот «Руссо-Балт» не оригинальный, единственный таковой находится в нашем музее». И так далее и тому подобное… Можно привести множество таких примеров. Все они схожи и сводятся к одной известной фразе: «Говорят, царь – ненастоящий»! Постараемся разобраться настоящий всё-таки или нет?

Двигатель пока ещё неизвестной марки под капотом экспоната Рижского музея
Коробка передач и центральный тормоз. Корпус коробки изготовлен из алюминиевого сплава

Для начала необходимо обозначить две комплектации автомобиля – 1913 года и начала 1920-х годов. Комплектацию 1914 года (после переделки в санитарный вариант) рассматривать не будем. Сверяя фотографии находок, а также детальные снимки экспоната с имеющимися в нашем распоряжении оригинальными чертежами Отдела автомобилей РБВЗ, можно с уверенностью сказать, что многие узлы и детали, такие как рама, рессоры, кронштейны рессор, передняя ось, пластинчатый радиатор, кронштейны переднего щитка, редуктор рулевого управления, рулевые тяги, педальный узел, коробка передач с центральным тормозом, рычаги, треугольная тяга и продольные тяги задней оси (все термины взяты из чертежей) имеют аутентичное происхождение и соответствуют комплектации 1913 года.

Передние крылья резались и подгонялись к раме. Характерной особенностью шасси «Тип L», которые применяли для автомобилей «Тип D», были кронштейны крепления рессор и продольных тяг задней оси, изготовленные из бронзы
В 1912 г. на автомобилях «Руссо-Балт» изменилось расположение педалей – акселератор стали устанавливать между тормозом и сцеплением. У орлов на кронштейнах переднего щитка срублены короны, скипетры и державы – обретение независимости требовало отказа от имперской символики

В период с 1914 по 1918 годы (ориентировочно) автомобиль использовался в качестве санитарного транспорта. Вероятно, именно тогда двигатель и задний мост заменили на иностранные узлы, примерно подходящие по крепёжным и присоединительным местам. Поскольку новый мотор имел большую длину по сравнению с двигателем «Тип C 24», пришлось выдвинуть вперёд радиатор. По этой причине верхние стойки «фонарных кронштейнов» повернули в обратную сторону, что хорошо заметно на снимках 1920-х годов. Капот изготовили новый – длиннее и без лувров. Кстати, теория Л.М. Шугурова о том, что марка этого двигателя – Buda, пока не подтверждается, сравнительный анализ показывает расхождение в конструкции многих деталей.

Передние крылья, найденные рижскими энтузиастами, очень похожи на «фирменные» крылья автомобилей РБВЗ, но не соответствуют аналогичным деталям на фотографиях 1913-го и 1920-х годов, тем более что их пришлось подрезать и подгонять. Не исключено, что они от модели С и попали в гараж случайно.

Надстройка и лестница изготовлены заново, но по принципу «примерно похожи»

Пытливый читатель может задать вполне логичный вопрос: «Почему крылья и капот на старых фотографиях выглядят тёмными, почти чёрными, а на фотографиях находок очень светлыми»? Этому есть объяснение. Чёрно-белые фотографические материалы с момента своего появления были весьма чувствительны к голубой части спектра, не замечая остальных цветов. В силу избирательной чувствительности галогенидов серебра на стеклянных пластинках, голубые тона на чёрно-белой фотографии получались очень светлыми, практически белыми. Это приводило к появлению неинтересного белого неба, на котором не отражались даже облака. Жёлтые, оранжевые и красные тона, наоборот, выходили почти чёрными. Поэтому старые фотографии имеют такой своеобразный контраст. Для того чтобы исправить такое положение дел, были созданы сенсибилизированные фотоматериалы, и именно на такую чёрно-белую плёнку сняты находки. Справедливости ради можно заметить, что пожарная техника начала ХХ века окрашивалась в тёмные оттенки красного цвета, рижский же экспонат имеет характерный для конца ХХ века и ныне алый цвет.

Первоначально рижский экспонат украшала нелепая фигурка, изображавшая орла с государственного герба Российской империи. Сейчас на машине стоит точная копия настоящего маскота
Поперечная дополнительная задняя рессора, характерный признак автомобилей «Руссо-Балт» моделей C и D, вполне аутентична
Рулевое колесо с четырьмя спицами изготовлено в процессе реставрации и абсолютно не подходит к автомобилю марки «Русско-Балтийский», деревянное сиденье водителя также не соответствует действительности

Как известно, на коробке передач был обнаружен номер, который вначале указали как «408», а затем «405». Это послужило доказательством того, что было найдено именно шасси № 405. Но на деталях всех узлов отливались или штамповались только технологические номера. Например, на корпусе коробки передач автомобиля «Руссо-Балт K 12/20 HP» из коллекции Политехнического музея в Москве тоже есть номер… «405».

Пожарный инструмент не был найден. Надстройку, а также стойки для лестниц и ручную пожарную лестницу реставраторы изготовили заново, но не имея информации об этом снаряжении, сделали по принципу «вроде бы похоже». Необходимо отметить, что сегодня есть реальная возможность довести технический и исторический уровень экспоната до аутентичного, для этого имеется необходимая техническая информация.

Задняя ось французской фирмы Berliet вполне подошла по местам крепления к российскому автомобилю
Поворотные кулаки передних колёс подбирались из имеющихся в наличии и также подгонялись по месту. Передние оси автомобилей производства РБВЗ отличались изяществом и прочностью

Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний день уровень комплектации экспоната составляет примерно 30–35% от комплектации 1913 года и около 75–80% от комплектации 1920-х годов. Но ни о какой «реплике» не может быть и речи!

Рижским специалистам необходимо определиться со своими желаниями и возможностями для доведения «Руссо-Балта» до аутентичного состояния в одной из комплектаций, а российские коллеги всегда смогут оказать помощь и содействие в общем для всех нас деле сохранения памятников автомобильной старины.

Этот экспонат вполне реально довести до соответствующего уровня
Комментировать ... >>
Loading...