Опубликовано: ГП 11-2006

Русский «вуди»

Москвич-422

С. Ионес, фото автора

Среди многочисленных кузовов, существовавших в истории мирового автомобилестроения, можно выделить как отдельный тип кузов «вуди» (woody). Это автомобиль, у которого стальные капот, крылья и моторный щит, а двери, боковины и багажный отсек изготовлены из дерева – и силовой каркас, и обшивка. В Советском Союзе выпускали несколько моделей такого типа, и все они были c закрытым кузовом фургон, но самым массовым, конечно же, был «Москвич-422».

Автомобиль «Москвич-422», представленный на фотографиях, прошел реставрацию в Музее экипажей и автомобилей в Кузьминках. Специалисты музея во главе со Львом Железняковым раньше работали на АЗЛК. На заводе им удалось спасти от разграбления немало архивных материалов: старые альбомы, чертежи. Фактически машина восстановлена музейным коллективом завода-производителя по подлинной технической документации.

«Москвичи» первого поколения даже сейчас не редкость. Но рассматривать так хорошо восстановленную машину приходится впервые. У нее даже днище, не обработанное никаким «антикором», не успели испачкать! После реставрации фургон прошел своим ходом всего 27 км. Да, деревянные детали, обивка крыши и сиденья изготовлены заново. Но историческая достоверность соблюдена до мелочей. Медные трубки бензопровода и тормозов, электрические провода в тканевой оплетке. Контакты «на винтиках» вместо разъемов. Пучок проводки, проложенный посередине крышки капота, обернут изоляционной лентой старого образца. Реставраторам удалось найти даже «грузовые» шины размером 5,50-16 (у седана – 4,50 или 5.00-16). Единственное отличие – стальная часть кузова покрашена не десятком слоев нитроэмали, а современной недорогой ремонтной «синтетикой».

Панель приборов

Автомобильные историки спорят о том, как появился первый «Москвич». Одни утверждают, что с завода Opel в качестве трофея вывезли почти весь комплект необходимого оборудования. Другие доказывают, что станки и штампы из Германии не привозили, их изготовили советские заводы. Есть и компромиссная версия: к концу войны руководители завода «КИМ» получили указание выпустить автомобиль, аналогичный модели Opel Kadett. Часть заводского оборудования действительно вывезли в качестве трофеев. А вот кузовные штампы найти не удалось. Командированные из Москвы работники завода поручили разработку технической документации и изготовление оснастки немецким специалистам-автомобилестроителям, сидевшим без дела на территории советской оккупационной зоны. Немецкие инженеры по советскому заказу разработали всю документацию, а заводы в Эйзенахе и Хемнице изготовили кузовные штампы и прототипы будущего «Москвича» с различными типами кузова. Из предложенных модификаций советская сторона выбрала 4-дверный седан, кабриолет и грузовой фургон с деревянными наружными панелями.

Интерьер кабины

Без сомнения, создатели «деревянного» «Москвича» были хорошо знакомы с зарубежными «вуди» 1930–1940 годов. Такие кузова были популярны прежде всего в США. Их выпускали также в Англии, Италии и других европейских странах. Из дерева строили седаны, кабриолеты, купе, но чаще – универсалы и фургоны. Тогда считали, что содержать штат квалифицированных плотников проще и дешевле, чем изготавливать комплекты штампов для разных кузовных модификаций. При небольших объемах производства универсалов, фургонов и спортивных машин такой подход был оправдан.

«Корыто» для вещей и механизм регулировки сиденья

В СССР конца 1940-х стального проката с высокими штампующими характеристиками не хватало, изготовление штампов считалось очень сложной задачей, зато дешевой древесины и людей, владевших профессией плотника, было в избытке. Из дерева делали платформы бортовых грузовиков, кабины ЗИС-5В, МАЗ-200, ранних ГАЗ-51, каркасы кузовов автобусов и фургонов.

На фоне современных пикапов ИЖ и ВИС «Москвич-422» кажется миниатюрным. В кузов «деревянного» фургона поместится меньше поклажи, чем в ВАЗ-2104 со сложенным задним сиденьем. Однако в 1940-х в Европе выпускали маленькие фургончики с мотоциклетными моторами, часто трехколесные. На их фоне «Москвич» с четырехцилиндровым 26-сильным двигателем и агрегатами «нормального» автомобиля выглядит солидно. По всем параметрам он на голову выше грузовых мотороллеров, выпускавшихся в СССР в 1960–1970-х.

Грузовой отсек

По канонам «вуди» у этой машины капот и крылья, окрашенные как обычное автомобильное кузовное железо, выделяются на фоне боковых панелей цвета натурального дерева. Новенькие полированные деревянные детали необычайно красивы. Детали каркаса – светлые, из березы. Листы обшивки – темно-коричневые. Каждый из них набран из тонких листов фанеры, пропитанных и склеенных между собой бакелитовым лаком. Брусья каркаса выступают не только с наружной, но и с внутренней стороны панелей боковин и задних дверей. Кое-где видны блестящие шляпки мебельных болтов. С внутренней стороны боковин немало стальных пластин и уголков, скрепляющих между собой брусья каркаса. На первый взгляд самым сложным элементом кажется «двойной» горизонтальный подоконный брус. Впрочем, серийное изготовление всех гнутых и имеющих сложную форму деревянных деталей такого кузова по силам мебельной фабрике: диваны, шкафы и стулья бывают собраны из деталей не менее сложной формы.

Грузовой отсек запирался на ключ
Навесные петли и ремешок-ограничитель багажной двери

Интересно сделан потолок. В салоне видно множество длинных тонких продольных реек, на которые натянута обивка крыши. С ее тыльной стороны, между рейками и дерматиновой наружной обшивкой, проложена светлая ткань, похожая на тонкое байковое одеяло. Такой тканью в 1950-х обивали потолки «Москвичей», «Побед», ЗИМов, первых выпусков «Волги» и «Запорожца».

Грузовой отсек ограничен панелью пола и перегородкой. Оба, конечно же, деревянные. Пол настелен довольно высоко, выше солидного «горба» над задним мостом. Поэтому между деревянным полом и стальным днищем машины остается место для запасного колеса и множества мелких предметов. Возле перегородки в деревянном полу сделан лючок, под которым еще один «потайной» отсек.

Обивка потолка и ее каркас
Перегородка и пространство за сиденьем

Перегородка не полностью отделяет груз от кабины, она немного выше спинки сиденья. Несъемная часть стальной перегородки примерно такой же высоты осталась и на последующих моделях фургонов «Москвич». Пол кузова унифицирован с легковой машиной, и, откинув вперед спинку сиденья, видишь, что перегородка установлена на том месте, где у седана передний край подушки заднего дивана. За спинкой переднего сиденья, где у легковой машины пространство для ног пассажиров, сидящих сзади, у фургона легко разместится канистра, ящик с инструментом, стоящее вертикально запасное колесо. Вместо автомобильных принадлежностей, туда же можно положить личные вещи: чемоданчик, портфель, несколько сумок. У Иж-2715 за спинками сидений точно такой же «отсек». Под водительским сиденьем в «Москвиче» первого поколения в полу кузова сделано углубление – корытце для мелких предметов.

В старом заводском альбоме были описаны две модификации автомобиля. Первая изображена на снимках: остекленные створки багажной двери, «половинка» перегородки, запасное колесо сзади под полом. У второго варианта перегородка была до потолка, створки задней двери «слепые», с фанерными панелями вместо стекол, запасное колесо за правой спинкой сиденья. Эта модификация предназначалась для перевозки скоропортящихся продуктов и медикаментов.

Моторный отсек, вид слева
Моторный отсек, вид справа

В кабине фургончика мало отличий от базовой легковушки. Только вместо тканевой обивки – дерматин на сиденье и лакированные «мебельные» обшивки дверей. Реставраторы автомобиля сделали обивку сиденья из того же отрезка дерматина, что и крышу. На сохранившихся «Москвичах» встречается заводская обивка сиденья из искусственной кожи совсем другого фасона. Возможно, разные партии фургонов имели разную обивку сиденья.

В отличие от грузовиков тех лет на «легковом» фургоне сиденье регулируется в продольном направлении. Никаких регулировочных механизмов, как на современных машинах, нет. Надо отвернуть две большие барашковые гайки справа и слева, переставить весь диван вперед или назад, поймав шпильками «ближнее» или «дальнее» отверстия в трубчатом каркасе дивана. Это не так трудно, как кажется, сиденье можно переставить быстро и без помощника.

Удобно нажимать на стартер и «газ» одновременно

Управление фургончиком ничем не отличается от управления седаном. Большой руль, напольные педали точно такие же, так же расположены посередине панели два больших круглых прибора. Педаль «газа» и шток стартера расположены так, что при пуске двигателя их удобно нажимать вместе. Хотя ручка включения фар находится прямо перед пассажиром, тянуть к ней руку с руля не дальше, чем в других машинах. Три передачи включаются рычагом на руле по той же схеме, как на ГАЗ-20 и ГАЗ-21.

Под старинными распашными створками капота нет никаких отличий от легкового «401-го». Низко опущен небольшой по размеру нижнеклапанный двигатель. В глубине – водяной насос, «бочонок» стартера с рычагом включателя и главный тормозной цилиндр с большим бачком. Сверху масляный фильтр, генератор, трамблер и маленький однокамерный карбюратор. Ремень вентилятора мощный, как у грузовика, а у крыльчатки всего две лопасти. Высокий толстый радиатор надежно защищает двигатель от перегрева. На покатом моторном щите – площадка для аккумулятора, привод ручного тормоза и «дворников», катушка зажигания, реле-регулятор. Доступ к любому узлу ничем не затруднен. Обслуживать коробку передач можно из салона: фрагмент тоннеля пола над ней легко снимается.

Лонжероны сбоку и закрытый тоннель карданного вала обеспечивают кузову не меньшую жесткость, чем рама

Да, «паспортная» максимальная скорость 90 км/ч – не предел, при желании машину с неизношенным двигателем можно разогнать до 100…120 км/ч. Но ездить на «422-м» хочется неторопливо, в темпе, в каком лет 20…30 назад пенсионеры на «401-х» возили на загородные шесть соток доски и рассаду.

Выпуск грузового варианта «Москвича» освоили в 1948-м, года на полтора позднее седана. Фургон производили дольше, чем легковую машину. Если базовый «Москвич-401» сняли с производства в апреле 1956-го, то «422-й» выпускали до декабря. У поздних машин двигатель был от «Москвича-402», тоже нижнеклапанный, но увеличенного литража, с иным расположением помпы и генератора.

Говорят, автомобиль был недолговечным. Возможно, со временем нарушалась геометрия дверных проемов, теряли внешний «лоск» деревянные детали и дерматиновая обивка крыши. В щели задувал ветер, попадала пыль и сочилась влага, но машина оставалась «на ходу»: ресурс агрегатов шасси у «Москвича» немалый, запчасти доступны, ремонт деревянного кузова был дешев. Существовала инструкция по замене отдельных деталей деревянного каркаса. В Подмосковье и регионах «деревянные» «Москвичи» встречались даже в 1970-е. Иногда такие машины попадали в частные руки, и их переделывали в пассажирские. Случалось, что деревянные боковины обшивали снаружи листовым металлом.

Помимо этой машины сохранились и другие экземпляры. Как минимум, еще четыре «422-х» есть у московских любителей ретро-автомобилей, причем три машины непременно пройдут хорошую реставрацию.

У советского «вуди» существовал пассажирский вариант «Москвич-421» с задним сиденьем, пятью дверьми, остекленным «по кругу» салоном. Говорят, машину не стали выпускать из-за «недостаточной жесткости кузова». На самом деле на рубеже 1940–1950-х «командиры промышленности» СССР еще не разобрались, для чего и для кого нужен грузопассажирский универсал. Вопрос о необходимости выпуска таких машин встал позже, в эпоху «оттепели».

Помимо «Москвича-422», в СССР встречались и другие «Вуди». Например, в 1948 году построена небольшая партия электромобилей вагонной компоновки с деревянными бортами НАМИ-750 (грузоподъемность 0,5 т) и НАМИ-751 (грузоподъемность 1,5 т). Предпринимались попытки сделать грузовые и санитарные деревянные фургоны на базе «Победы». Существовали типовые проекты, по которым такие машины строили авторемонтные заводы. Кроме того, в Советский Союз ввозили деревянные фургоны на базе известной у нас немецкой машины IFA-EMW-340.

Комментировать ... >>
Loading...